Поиск по этому блогу

воскресенье, 19 апреля 2015 г.

Артур Гукасян: «Культура должна быть инициатором, что мотивирует людей на позитивные изменения»

Впервые за тринадцатилетнюю историю «Царь-сказки»\Kingfestival директора и организаторы фестивалей из разных уголков мира собрались в рамках специального круглого стола (правда, пришлось обойтись без самого предмета мебели), чтобы познакомиться друг с другом и, возможно, сделать географию своего события ещё более насыщенной. Одним из тех, кто заинтересован в создании интернациональной культурной среды стал Артур Гукасян (Ереван, Армения), идейный вдохновитель и президент фестиваля High Fest International Performing Arts Festival, профессор Лондонского университета Метрополитан, доктор наук в области арт-менеджмента и культурной политики, проректор по международным связям Ереванского Государственного Института Т
еатра и Кино. В интервью пресс-центру фестиваля он рассказал, с чего начинается культурная среда и как она может повлиять даже на кажущиеся далёкими от культуры сферы жизни города.
- Поделитесь с нами впечатлениями от «Царь-сказки».
- По уровню организации и спектаклей – то, что я ожидал, всё сделано хорошо. Я на всё говорю «да». Спектакли очень европейские, не только по содержанию, но и по форме работы с детьми. Это очень важно, потому что в театре и на такого типа фестивалях комфортнее всего должно быть детям, и уже только потом – интересно взрослым. Мне кажется, город, область, страна должны больше повернуться к этому фестивалю, ведь он считается одним из лучших в России – это я говорю как иностранец и как специалист. Проблема в нас и в бюджете. Как ни крути, но чем больше у фестиваля денег, тем больше у него возможностей.
- В интервью вы часто говорите о том, что никакое культурное событие невозможно без запроса у «снизу», от обычных жителей с одной стороны и поддержки официальных структур с другой. Как вам удаётся отслеживать те тенденции, которые могут быть интересны сразу двум уровням?
- Питер Друкер, гуру маркетинга и менеджмента, говорил: задача маркетинга – производство потребителей. Это же касается, в принципе, и нас. Любой проект в культуре существует исключительно для того, чтобы социокультурно активизировать людей. Потому что только с социокультурными активными людьми можно работать. Зрителя нужно выявить. Когда его выводишь в свет, ему становится интересно, ему уже хочется узнать что-то новое. Такому зрителю уже  что-то можно предлагать. Соответственно,  когда ты будешь правильно работать с этим человеком, он будет хотеть, чтобы ты привозил больше театров, менял формат, чтобы всё было красиво и тому подобное.  Только тогда может появиться инициатива снизу.  Мы как «буфер», который получает результат и формирует его целевую группу.  Культура должна быть тем инициатором, что  мотивирует людей  на позитивные изменения.
- Есть ли какие-то определённые культурные условия, при которых такие изменения возможны?
- То, чем мы занимаемся, это и есть культурная политика. Чем более правильными будут наши действия, тем более культурной станет инфраструктура, среда, в совокупности. Сами люди. Если мы создаём комфортные условия для жителя, то он будет хотеть здесь жить и рожать детей. Сегодня, когда мы проезжали по городу, я смотрел по сторонам … если убрать духовную составляющую, церкви, древнюю архитектуру, будет ли это Новоусьтьск или Великий Новгород – absolutely the same.  Да, здесь есть масса вещей, которые привлекают людей, тот же театральный фестиваль, иконы, берестяные грамоты, но если здесь будут плохие детские сады и не будет хорошей экологии, то люди не захотят здесь жить. Всё всегда связано. Будут инвестиции, людям будет интересно в городе.

Возьмём поближе к теме. Половина зданий наших театров абсолютно дегенеративные, советские. Они  – совершенно вне контекста театра. Допустим, зал детского театра не должен быть большим, не на 700 мест.  Театр для маленького должен быть маленьким.  Если ребёнка пустить играть в таком зале, то он тут же залезет под стул и создаст там свой маленький мир, уменьшит пространство.  Когда актёр находится в 68 метрах от ребёнка, ребёнок естественно начинает скучать, вертится и разговаривает, получает выговор от родителя или воспитателя и начинает тихо ненавидеть театр.
- Наверное, это связано с тем, что детский театр как самостоятельный ещё только начинает развиваться в России и в постоветском пространстве.
- В странах бывшего СССР его вообще мало. Правильный детский театр начал формироваться только в «плохие» 90-е годы. И я рад, что активность есть именно здесь, потому что Великий Новгород – это запад России, северная культура, а северный европейский детский театр вообще один из лучших в мире. В Европе детский театр очень социален, на него выделяется достаточно денег.  Это сложный и неблагодарный труд. Пока мы относимся к нему свысока: «Ну он же детский! Куклы, дети, или например, уличный театр – несерьёзно, а вот драматический – серьёзно», хотя это абсолютно не так.  Люди в основном думают, что театр – это когда человек выходит на сцену и говорит.  
- Вы видите свою задачу как арт-менеджера и организатора фестиваля в том, чтобы избавить зрителя от этого стереотипа?
В том числе. Очень важно, чтобы в театр было именно интересно ходить. Не правильно, не потому что так надо, не с формулировкой «а как же иначе, надо бы в театр!», а с искренним интересом.  У театра ведь очень много конкурентов по энтертейменту.  Хотя…эта палка о двух концах. Если ты находишься в месте вроде Великого Новгорода, где существует всего два театра и культурный менеджмент здесь физически на слабом уровне, то эти два театра неизбежно станут теми местами, которые посещают. Выбор небольшой. Но человек может просто туда не пойти, если там плохо. Когда выбор театров больше, конечно, лучше. Даже если зрителю что-то не понравилось, велика вероятность, что он всё равно вернётся в театр, просто пойдёт в другой. А потом со временем в том, где ему не понравилось, сменят худрука, и он снова придет и туда.
- Как вам кажется, существует ли проблема некоторого дисбаланса между усиленным вниманием к сохранению и развитию древнего наследия и какой-то отрешенности от современного искусства?
Да, такая проблема есть, абсолютно верно, и она повсеместна. Просто так поступать проще. Конечно, без сохранения традиций культура просто не сможет существовать, но перевеса быть не должно. Наверняка ведь и у вас есть куча заводов, которые стоят. Эти помещения нужно просто отдавать артистам и художникам. Это не я придумал, такие случаи происходят в мире постоянно, даже в самых депрессивных районах. Когда вместо «бича» в здание завода приходит художник, пусть вид у него только чуть-чуть получше, такое место вдруг становится модным. Неизбежно со временем рядом с таким зданием появится инфраструктура.
Или возьмём такую ситуацию: город  не даёт денег на фестиваль современного театра, и выделяет на какой-нибудь конкурс бальных танцев, потому что это красиво, серьёзно, культурный отдых. Надо понять, что нашему театральному фестивалю это всё равно поможет.  Даже если подобная глупость будет хорошо организована, люди будут понимать, что вечером они хотят куда-то пойти. Со временем у такого зрителя всё равно появится секторальная культурная зависимость, и он дойдёт до театра, даже если ему это неинтересно. Люди должны почувствовать себя культурными, чтобы им было стыдно сказать, что они не пошли на главный театральный фестиваль.
- Возможно ли как-то мягко, на настойчиво привлекать к себе внимание со стороны города, страны?
 - Нужно вовлекать максимальное количество участников от разных культурных течений в беседу и просто помогать друг другу.  Потому что определённая активность со стороны блока людей делает так, что официальным лицам становится некомфортно вести себя так, как они ведут: постоянно эти письма, постоянно кто-то ходит… Но не нужно пугать, нужно действовать. Просто они должны понимать, что мы можем говорить на их языке. Не нужно ломать ситуацию, просто ввести её в нужное направление. 
 ТЕКСТ: ТАТЬЯНА ДАМРИНА

ФОТО: ВИКТОР МИХАЙЛОВ

Комментариев нет:

Отправить комментарий